warspot

Categories:

Армагеддон в Стране длинного белого облака

Александр Сирота

Десятки тысяч представителей полинезийского народа маори погибли в Мушкетных войнах – межплеменных конфликтах, охвативших Новую Зеландию (на языке маори – Аотеароа, «Страна Длинного белого облака») в 1810−1830-х годах. Череда боевых столкновений, как и само их название, обязана своим возникновением завезённому европейцами огнестрельному оружию. Первыми его получили несколько северных племён. Ружья сильно изменили сложившийся на острове баланс сил, а также облик традиционных межплеменных войн, значительно увеличив число жертв. В результате некоторые новозеландские племена были уничтожены полностью, а межплеменные границы между уцелевшими были сильно изменены.

Портрет воина маори с тауатеуа, традиционный боевым топором с длинной рукоятью. Картина Готфрида Линдауэра, конец XIX века

Маори и мушкеты: созданы друг для друга

В совокупности с попавшими на острова «европейскими» заболеваниями, Мушкетные войны нанесли маори серьёзный урон. По современным оценкам, потери населения Новой Зеландии и соседнего архипелага Чатем в племенных междоусобных войнах (от 20 до 40 тысяч человек) превысили потери, понесённые вооружёнными силами страны в ходе Первой мировой войны (около 18 000 погибших). И это при том, что общая численность населения островов в первой трети XIX века составляла всего порядка 100 000 человек, а в 1914–1918 годах здесь жило уже более миллиона жителей.

С другой стороны, в какой-то степени именно распространение огнестрельного оружия среди туземцев, а также усвоение ими соответствующей тактики позволили маори впоследствии выстоять перед британским натиском. В XIX веке коренные новозеландцы смогли сохранить свои права на значительную часть земель острова и даже получить относительное юридическое равноправие с колонизаторами – достаточно уникальный случай для аборигенных народов в колониях европейских государств.

Портрет воина маори кисти чешского и новозеландского художника Готфрида Линдауэра. 1882 год

Часто опустошительные войны между новозеландскими племенами приводят в качестве примера «рокового воздействия» контакта с европейцами и европейскими технологиями на традиционные общества. В определённой степени подобная оценка справедлива. Маори, получив европейское оружие, смогли убивать себе подобных больше и эффективнее. Но было бы неправильным всю ответственность за Мушкетные войны возлагать исключительно на европейские технологии.

Племенные группы маори всегда соперничали друг с другом. Более того, война была неотъемлемой частью их политической системы. Конфликты учащались, а масштабы их увеличивались пропорционально росту численности населения на островах. Ограниченные ресурсы Новой Зеландии несколько веков подряд интенсивно истощались.

Традиционные войны маори проводились осенью, после окончания сезонных работ и создания запасов продовольствия на зиму. Обычно они сводились к ритуализированным противостояниям, сопровождавшимся незначительным числом смертей. Победители в этих стычках, напоминавших одновременно войны, театральные постановки и спортивные состязания, получали землю проигравших, часть их продовольственных запасов и увеличивали свою ману (статус). Проигравшим, в свою очередь, приходилось уходить в менее плодородные и практически безлюдные области.

Согласно мнению доктора университета Виктории в Веллингтоне Энджел Баллара (Angela Ballara), одного из ведущих специалистов по истории маори, само использование термина «Мушкетные войны» необоснованно. Согласно её точке зрения, мушкет хотя и повлиял на историю маори, но ни в коей мере не определил её. Войны уже давно были частью традиций маори, и они происходили бы независимо от проникновения огнестрельного оружия на архипелаг.

Портрет вождя маори Вахануи Реихана Те Хуатаре с традиционной дубинкой мере, изготовленной из нефрита. Готфрид Линдауэр

Разумеется, ружья сделали существенный вклад в рост кровопролитности войн между маори в начале XIX века. Но это вклад, по мнению доктора Баллара, был меньшим, чем вклад со стороны развития земледелия. Развитие среди маори передовых приёмов сельского хозяйства и появление новых продовольственных культур (главным образом картофеля и батата) позволило создать излишки продовольствия. Они, в свою очередь, стали существенным и важным дополнением к захваченным у противника запасам и телам поверженных врагов (маори не брезговали человечиной) для отправляющихся в экспедиции крупных военных отрядов. Поэтому Мушкетные войны вполне можно было бы назвать и «картофельными».

Первым из нескольких десятков конфликтов, объединяемых под общим названием «Мушкетные войны», стало соперничество между крупными северными племенами нгати фатуа (Ngāti Whātua) и нгапухи (Ngapuhi). Последние в 1807 году, вероятно, и применили впервые против своих противников ружья. Впрочем, достаточно быстро приобретать огнестрельное оружие у европейцев начали практически все новозеландские племена.

Первые попавшие в руки маори от европейских торговцев мушкеты (правильнее называть эти образцы всё-таки ружьями) были ненадёжными, а перезаряжались очень долго. Кроме того, туземцам ещё предстояло научиться правильно использовать новое оружие. Хорошо обученные воины, вооружённые традиционными боевыми дубинами, копьями и боевыми топорами, поначалу могли действовать эффективнее. Когда в 1807 или 1808 году нгапухи первыми из маори использовали мушкеты в бою, они потерпели поражение от имевших традиционное оружие нгати фатуа. И какое-то время основной областью применения ружей у новозеландских аборигенов была охота.

Однако маори, как прирождённые воины, достаточно быстро научились воевать по-новому. Нгапухи стремились купить у европейских торговцев как можно больше дорогостоящих ружей. С 1818 года военные отряды нгапухи сеяли хаос по всему Северному острову. Их жертв из числа прочих маори ожидали смерть, изгнание или рабство. В 1820 году один из военных вождей нгапухи, Хонги Хика (Hongi Hika), сумел приобрести сразу 300 мушкетов. В течениие следующих нескольких лет на Северном острове развернулась тотальная война, в ходе которой нгапухи понесли тяжелейшие потери, но сумели полностью разгромить своих соперников.

Великий вождь нгапухи

Хонги Хика, портрет примерно 1820 года

Хонги Хика, военный вождь нгапухи, традиционно рассматривается как главный виновник, ответственный за развязывание Мушкетных войн. Существенное влияние на его становление как лидера и дальнейшую деятельность оказал разгром, понесённый нгапухи в битве при Моремонуи (Moremonui). В ней соплеменники Хонги потерпели сокрушительное поражение от племени нгати фатуа. Хотя нгапухи имели в этом бою некоторое количество мушкетов, их противники, вооружённые традиционным холодным оружием, сумели организовать успешную засаду. В ходе битвы дядя и два брата Хонги Хика были убиты.

Желание отомстить за понесённое поражение двигало Хонги Хика все последующие годы. К 1815 году он стал бесспорным лидером своего племени. При этом Хонги, несмотря на неудачу, понесённую в битве при Моремонуи, был убеждён в эффективности огнестрельного оружия при условии его использования в достаточном количестве.

Военный вождь нгапухи прекрасно осознавал техническое превосходство европейцев и охотно сотрудничал с ними. Он оказывал защиту христианским миссионерам, гарантировал безопасность торговцам, а в 1814 году вместе с племянником Руатара посетил австралийский Сидней. В Австралии Хонги Хика изучал европейские военные и сельскохозяйственные технологии, приобрёл оружие и боеприпасы.

Маори, вооружённый тауатеуа, традиционным боевым топором с длинной рукоятью. Готфрид Линдауэр, 1878 год

Именно благодаря Хонги Хика (и под его покровительством) была создана первая англиканская миссия в Новой Зеландии. В 1819 году он продал англиканским миссионерам (в обмен на железные топоры) 13 000 акров земли. Хонги Хика даже лично помогал миссионерам в создании письменности для маори, хотя вряд ли его можно было назвать истовым христианином. В более позднем возрасте вождь заявлял, что со своим учением смирения и ненасилия христианская религия подходит только для рабов.

В конечном счёте ставка Хонги на христианских проповедников не оправдалась. Миссионеры отказались продавать маори ружья и порох. Впрочем, железные инструменты и сельскохозяйственные орудия они всё-таки поставляли, да и какое-то количество ружей от них удалось получить, пусть и при помощи угроз расправой. Под руководством Хонги нгапухи начали использовать труд многочисленных захваченных в войнах рабов для выращивания картофеля, льна, пшеницы и кукурузы, которые, в свою очередь, обменивались на огнестрельное оружие у европейских торговцев. Ещё одной, необычной, статьёй экспорта маори были мокомокаи, мумифицированные головы убитых врагов, которые ценились европейскими коллекционерами.

Коллекция мокомокаи британского генерал-майора Горацио Гордона Робли

Ружья стоили недёшево, и, несмотря на эксплуатацию рабского труда, нгапухи даже иногда приходилось голодать, выменивая овощи и картофель на огнестрельное оружие. Однако начиная с 1818 года их военные кампании были триумфальными. За 1818–1821 годы нгапухи захватили около 4000 рабов, использование принудительного труда которых стало залогом роста их дальнейшего влияния.

В 1820 году Хонги Хика и молодой вождь Вайкато (Waikato) вместе с миссионером Томасом Кендаллом путешествовали в Англию. Там, в Кембридже, они помогали составить словарь маори. Впрочем, Хонги больше был заинтересован в получении «тысяч тысяч ружей», которые, как он слышал, хранились в лондонском Тауэре. Ружей он не получил, зато встретился с королём Георгом IV, который одарил его ценными подарками. Большую часть королевских подарков практичный Хонги выменял на обратном пути в Сиднее на 300 мушкетов. Полученное таким неординарным способом оружие не только изменило баланс сил на Северном острове, но и спровоцировало среди маори настоящую гонку вооружений.

Цены на мушкеты для маори в различные периоды Мушкетных войн. Они возрастали в периоды крупнейших военных кампаний, когда спрос на огнестрельное оружие рос

Новозеландская гонка вооружений и конец тотальной войны

Хотя племена маори имели достаточно обширный инструментарий для мирного разрешения возникающих споров (браки, подарки и даже просто бегство более слабых), именно боевые действия были их любимым способом решения конфликтов. Когда нгапухи под руководством Хонги получили солидное преимущество в борьбе с соседними племенами, они не преминули этим воспользоваться. Уже самих историй о разрушительной силе огнестрельного оружия часто было достаточно для побед нгапухи и паники среди их врагов.

Племена, оказавшиеся под прямой угрозой нападения, не имели другого выбора, кроме как попробовать приобрести собственные ружья. С 1822 года племя нгаи тоа, возглавляемое вождём Раупараха, стало ядром конфедерации племён, способной противостоять нгапухи. Широкое распространение огнестрельного оружия среди нгаи тоа и других племён маори положило конец доминированию нгапухи.

После того как огнестрельное оружие распространилось среди остальных племён маори, время лёгких побед окончилось. Кроме того, коренные новозеландцы модернизировали соответствующим образом свои традиционные укрепления – па, частью которых стали эффективные для защиты от ружейного огня траншеи и тяжёлые палисады. Взаимное истребление маори, усугублённое смертоносными для них европейскими болезнями, постепенно прекратилось, уступив место экономическому соперничеству.

Мете Паэтахи, один из четырёх первых маори, избранных в новозеландский парламент в 1868 году. На фотографии, сделанной в 1869 году, депутат вооружён традиционным боевым топориком-пату

К началу 1830-х годов большинство уцелевших племён маори было хорошо вооружено. Быстрые военные кампании с решительными разгромами более слабых больше не представлялись возможными, и соперники всё чаще вынуждены были искать пути для достижения мира, стремясь при этом не потерять лица. Даже христианские миссионеры, пацифистские проповеди которых военные вожди маори долгое время попросту игнорировали, наконец получили какое-никакое влияние на агрессивных туземцев. Считается, что Хонги Хика, умерший в 1828 году, перед смертью распорядился разрешить миссионерам остаться среди нгапухи.

Маори устали от войны, причём в прямом смысле. Племенная первобытная экономика не смогла поддерживать бесконечно такие высокоинтенсивные боевые действия. Даже несмотря на использование рабского труда и ограниченную сельскохозяйственную революцию, мужчины-маори были одновременно и воинами, и земледельцами. Нехватка сил и времени для сельскохозяйственных работ после тяжёлых военных походов приводила к банальному голоду.

Нелёгкая судьба тихоокеанских пацифистов

Мушкетные войны привели к значительным изменениям традиционных границ между новозеландскими племенами. Некоторые регионы Новой Зеландии совершенно обезлюдели. Но особенно не повезло племени мориори, коренным жителям небольшого архипелага Чатем, лежащего почти в 700 километрах к востоку от основных островов Новой Зеландии. Миролюбивые мориори отвергли за несколько веков изолированного существования даже такую древнюю традицию своих предков-маори, как ритуальный каннибализм. Они создали уникальную неагрессивную культуру с прямыми религиозными запретами на ведение войн и убийств. За что, собственно, и поплатились.

В ноябре-декабре 1835 года около 900 маори из племён нгати мутунга и нгати тама с Северного острова на захваченных у британцев кораблях прибыли на Чатем. Отправились в это дальнее путешествие они отнюдь не от хорошей жизни – их вытеснили из родных мест более удачливые соперники по Мушкетным войнам. На Чатеме в это время жило около двух тысяч мориори. Они дружелюбно встретили своих дальних родственников, вооружённых ружьями, дубинами и топорами, но отказались им подчиниться. Когда после первых стычек несколько мориори было убито и съедено пришельцами, аборигены ушли вглубь острова. При этом их вожди по религиозно-этическим мотивам категорически запретили своим соплеменникам оказывать вооружённое сопротивление захватчикам.

Подобная противоречивая позиция (нежелание превращаться в рабов при одновременном отказе от сопротивления) привела к резне миролюбивых островитян. Оставшиеся в живых мориори были превращены в рабов, которым было запрещено вступать в брак, а женщины-мориори имели право рожать детей только от своих хозяев-маори. Такой геноцид принёс свои плоды: в 1933 году умер последний чистокровный представитель самого миролюбивого полинезийского народа.

Оригинал статьи на Warspot.ru

Ещё о маори на Warspot.ru:

Нгати Туматауэнга, племя Бога войны

Война за флагшток

Боевой танец новозеландской армии

Литература:

  1. Welch, William. The Waterloo of the Waikato, fought in 1830, and its Effects on the After-enacted Land Laws of that Part of the North Island. rsnz.natlib.govt.nz
  2. Ballara, Angela. Taua: 'musket wars', 'land wars' or tikanga?: warfare in Maori society in the early nineteenth century. Auckland: Penguin, 2003.
  3. Musket Wars, New Zealand government article nzhistory.net.nz
  4. Jodie Ranford, ‘PAKEHA’, ITS ORIGIN AND MEANING maorinews.com
  5. Te Ara Encyclopedia of New Zealand, Story: Musket wars www.teara.govt.nz

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic