warspot

Categories:

Сипаи, курги, наиры…

Вадим Трещёв

Индийские горцы и непальские гуркхи, сикхи, раджпуты, маратхи, джаты, пенджабские мусульмане и пуштуны — во времена британского владычества всех их колонизаторы относили к «воинским расам» Индии, из числа которых и формировалась Индийская армия. Однако начинали завоевание Индостана и одерживали первые громкие победы британцы совсем с другими солдатами, не имевшими никакого отношения к «истинным арийцам» Северной Индии.

Мадрасские сапёры на параде, наши дни
Мадрасские сапёры на параде, наши дни

Мадрасские сипаи — первые солдаты Империи

Юг Индии населяют дравидийские народы, крупнейшими из которых являются телугу (или андхра), тамилы, малаялам и каннада. Они отличаются более тёмным цветом кожи и говорят на языках дравидской группы, совершенно непохожих на индоевропейские языки севера Индии. Колонизация Индии британцами начиналась именно с этих краёв. На юге Индии в середине XVIII столетия британской Ост-Индской компании пришлось вступить в схватку с французскими соперниками, начав стремительное расширение своих владений военным путём.

Мадрасские сипаи, начало XIX века
Мадрасские сипаи, начало XIX века

Первоначально вооружённые силы компании составляли полки, набранные из местных европейцев. В 1748 году на службу поступил майор Стрингер Лоуренс, ветеран битв в Испании, Фландрии и под Куллоденом. Майор Лоуренс стал формировать подразделения из местных жителей — сипаев. В 1758 году был создан 1-й Мадрасский туземный пехотный полк, включавший батальон сипаев в составе семи рот. Каждая рота насчитывала трёх офицеров-европейцев и местных: четырёх сержантов и капралов, 70 рядовых и трёх барабанщиков.

В следующие десятилетия туземные войска Ост-Индской компании непрерывно расширялись. Они сражались против французов и их союзников в Карнатикских войнах, против майсурских султанов Хайдера Али и Типу Султана, против маратхских пешв. Под командованием Роберта Клайва, Чарлза Корнуоллиса, Артура Уэлсли они одержали немало славных побед. В решающей битве против Типу Султана при Серингапатаме в 1799 году половину британской армии составляли 12 мадрасских батальонов. Пять мадрасских батальонов во главе с Артуром Уэлсли сражались в решающей битве второй маратхской войны при Ассай. После битвы будущий «железный герцог» Веллингтон писал на родину: «Наши войска показали себя превосходно, и наши сипаи поразили меня. Эта пехота — лучшая из тех, с которой мне приходилось иметь дело в Индии, за исключением нашей собственной».

Мадрасские сипаи с герцогом Веллингтоном в битве при Ассай, 1803 год
Мадрасские сипаи с герцогом Веллингтоном в битве при Ассай, 1803 год

Когда же юг Индии был завоёван, экспансия британцев стала всё более смещаться на север, и в войсках Ост-Индской компании неуклонно возрастало значение северных воинов. Более того, с середины XIX века в британском военном строительстве в Индии всё большую роль стали играть расистские мотивы, согласно которым «истинные арийцы» из числа сикхов, раджпутов, пуштунов или маратхов во всём превосходили «чёрных» дравидов. И даже то, что мадрасские части сохранили верность британцам во время Мятежа (Индийского национального восстания) 1857 года, никак не изменило отношение колонизаторов к ним. В созданной главнокомандующим Индийской армией генералом Фридриком Робертсом в 1880-х годах теории «воинских рас» мадрасским солдатам, первым воинам Империи в Индии, места не нашлось.

Надо отметить, что уже тогда эту теорию оспаривал ряд видных британских военных. На парламентских слушаниях в 1879 году предшественник Робертса Фридрик Хейнс заявил, что «мадрасский сипай, при соответствующем обучении и дисциплине, ни в чём не уступает представителям так называемых «воинских рас». Противником теории был и великий философ Джон Стюарт Милль, но эту битву, как и прочие свои индийские сражения, он проиграл.

Упадок и возрождение Мадрасского полка

К 1907 году из 52 мадрасских пехотных батальонов, существовавших в 1860 году, 26 было расформировано, три — переквалифицировано в пионерские части (сапёры), а 11 стали комплектоваться исключительно жителями Пенджаба.

Группа офицеров и солдат 22-го Мадрасского туземного полка. Фотография 1861 года
Группа офицеров и солдат 22-го Мадрасского туземного полка. Фотография 1861 года

В ходе реформирования Индийской армии в начале ХХ века главнокомандующий Китчинер экспериментировал с поиском новых «воинских рас». В частности, два мадрасских пехотных полка (77-й и 78-й) стали комплектоваться мопла — мусульманами-дравидами с Малабарского берега (современный индийский штат Керала). Но никаких особых боевых качеств Моплские стрелки не продемонстрировали и в 1907 году были распущены, запомнившись только зуавскими куртками и красными тарбушами — совершенно нетипичным для Индийской армии нарядом, в котором они присутствовали на коронации Эдуарда VII.

В ходе подобных экспериментов было ликвидировано ещё четыре полка, и к 1914 году в качестве боевых единиц осталось всего восемь южно-индийских пехотных полков (все однобатальонного состава): 63-й Паламкотской лёгкой пехоты, 73-й, 75-й, 79-й, 80-й, 86-й и 88-й Карнатикские пехотные, 83-й Валлахабадской лёгкой пехоты.

В годы Первой мировой войны эти части фактически так и не получили шанса проявить себя в бою: их использовали исключительно на гарнизонной службе в самой Индии, Месопотамии, Восточной Африке. Только Паламкотской лёгкой пехоте довелось вступить в бой в составе британских экспедиционных сил в Восточной Африке в октябре 1914 года. В битве при Танге они потерпели поражение от 6-й роты аскари Леттов-Форбека, потеряв 85 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. И именно южноиндийцев британские командиры обвинили в поражении при Танге.

Группа Моплских стрелков, 1902 год
Группа Моплских стрелков, 1902 год

В ходе реформирования британской Индийской армии после Первой мировой войны в 1922 году все южно-индийские части были слиты в 3-й Мадрасский пехотный полк в составе пяти батальонов — четырёх регулярных и одного учебного. Но уже в следующем году два батальона полка были распушены, а в 1928 году он вообще прекратил своё существование.

Лишь с началом Второй мировой войны британцы снова вспомнили о южно-индийских воинах. В 1941 году Мадрасский полк был воссоздан, а его состав быстро доведён до восьми батальонов. Благодаря активной деятельности мадрасского губернатора Артура Хоупа полк стал уникальным в британской Индийской армии: при его формировании не соблюдался «классовый принцип». В Мадрасском полку служили просто «мадрасцы» — представители всех народностей юга Индии: индуисты, мусульмане и христиане.

В 1943 году 4-й батальон Мадрасского полка был включён в состав 19-й индийской пехотной дивизии, участвовал в битве при Импхале и в последующих боях в Бирме. В начале 1945 года к действующим частям армии в Бирме присоединился и 1-й батальон Мадрасского полка, отличившийся штурмом горы Попа в апреле 1945 года.

Военнослужащие Мадрасского полка в парадной форме, наши дни
Военнослужащие Мадрасского полка в парадной форме, наши дни

На поле боя южноиндийцы доказали правоту слов герцога Веллингтона и генерала Хейнса о мадрасских сипаях. Командовавшей ротой 4-го батальона капитан-южноиндиец из малаялам Р. С. Норонья заработал в боях два Военных креста. В независимой Индии Норонья дослужился до звания генерал-лейтенанта. Именно он командовал укомплектованными преимущественно индийцами, среди которых был и всё тот же 4-й батальон Мадрасского полка, частями ООН, покончившими с сепаратизмом Катанги в 1963 году. Майор С. П. А. Менон, командовавший ротой 1-го батальона Мадрасского полка в ходе боёв против индонезийских националистов в Сурабае осенью 1945 года, стал последним индийцем на британской службе, награждённым Военным крестом.

При разделе Индии и её армии в 1947 году Мадрасский полк, в котором в результате послевоенного сокращения оставалось три батальона, избежал разделения. Составлявшие 12% личного состава полка мусульмане остались служить в индийской армии, тем более что их родина вошла в состав Индии. После получения независимости в состав полка были влиты части южно-индийских туземных княжеств: два траванкорских, два майсурских и один кочинский пехотные батальоны.

Группа бойцов 3-го батальона Мадрасского полка во время индо-пакистанской войны 1971 года
Группа бойцов 3-го батальона Мадрасского полка во время индо-пакистанской войны 1971 года

Батальоны полка принимали активное участие во всех войнах независимой Индии. Сразу семь батальонов было развёрнуто в ходе индийской операции на Шри-Ланке в конце 1980-х годов. Батальоны полка периодически включаются в состав Сиаченской бригады для службы на самом высокогорном поле боя. Солдаты полка заслужили одну Ашока Чакру и пять Махавир Чакр.

В настоящее время Мадрасский полк насчитывает 20 батальонов. Он всё так же набирается в четырёх южных штатах Индии с явным преобладанием тамилов и малаялам (титульных наций штатов Тамилнаду и Керала). Их языки и являются принятыми в полку языками командования. Полковой центр расположен в городке Веллингтон в горах Нилгири штата Тамилнаду.

Премьер-министр Индии Моди посещает Мадрасский полк
Премьер-министр Индии Моди посещает Мадрасский полк

Курги

Один дравидо-язычный народ всё же вошёл в составленный колонизаторами список 27 «воинских рас» Индостана. Это курги (современное название — кодава) — небольшая этническая группа, проживающая на восточном склоне Западных Гат на юго-западе современного индийского штата Карнатака. В XIX веке британцы считали их пришедшими в давние времена с севера арийцами, забывшими свой язык. Сами курги относили себя к потомкам кшатриев и жили враждующими кланами в горах. С древних времён они не расставались с оружием, а главным праздником кургов до сих пор остаётся проводимый 3 сентября Каилполду — фестиваль оружия.

Группа кодава в традиционных костюмах
Группа кодава в традиционных костюмах

С первых веков нашей эры дружины кургов служили различным южно-индийским царствам. В 1398 году придворный поэт южно-индийской империи Виджаянагар описывал кургов как «народ воинов». В период распада державы Великих Моголов курги создали собственное небольшое королевство, успешно отстаивая независимость в войнах с майсурскими султанами.

Британцы покорили кургов в 1834 году и сразу оценили их боевые качества. Они вошли в список «воинских рас» и были исключены из действия Индийского акта об оружии 1871 года, разоружившего подавляющее большинство населения Британской Индии.

Первая попытка создания отдельного кургского полка была предпринята в 1902 году, когда был создан 71-й полк Кургских стрелков. Но уже через два года полк пришлось расформировать: кургов оказалось слишком мало, чтобы поддерживать требуемую численность полка в 700 человек. После Первой мировой войны курги активно шли в офицеры, а также лётчики и артиллеристы, подтверждая свою репутацию храбрых бойцов и способных командиров.

В 1942 году вновь был создан Кургский полк в составе одного батальона. После окончания войны он был переформирован в 37-й Кургский противотанковый артиллерийский полк и остался единственным полком индийской артиллерии, в названии которого имеется этноним.

Первый индийский главнокомандующий армии фельдмаршал Кариаппа в рабочем кабинете
Первый индийский главнокомандующий армии фельдмаршал Кариаппа в рабочем кабинете

В независимой Индии курги, составляющие сотые доли процента в населении страны, дают около 2% офицерского корпуса. В их числе один фельдмаршал, четыре генерала и два маршала авиации. Кургами были два главкома индийской армии — первый индиец на этом посту Кодандера Мадаппа Кариаппа и Кодандера Субайя Тимайя.

Наиры

Юго-западнее кургов, на противоположном, западном склоне Западных Гат, на границе современных индийских штатов Керала и Тамилнаду обитает другой народ с давними воинскими традициями — говорящие на языке малаялам наиры. О «воинственных нареях», обитавших в горах где-то на юге Индии, упоминал ещё в I веке н.э. древнеримский автор Плиний Старший в своей «Естественной истории». Наиры жили большими кланами-тхаравадами, возводившими своё происхождение к общему предку женского пола. Хранителями кланов были змеи, которым наиры поклонялись в особых священных рощах. Именно с наирами связано индийское боевое искусство каларипаятту.

Как и курги, наиры с древних времён составляли дружины южно-индийских правителей. После распада империи Виджаянагар наиры создали ряд княжеств, из которых самым важным был Кожикоде (Каликут). Его правитель (заморин) встретил Васко де Гаму в 1498 году.

Наирские воины кочинского раджи. Европейская гравюра XVI века
Наирские воины кочинского раджи. Европейская гравюра XVI века

Сотни наиров поступили на службу к колонизаторам. Некоторые из них достигли высокого положения, как, например, крестившийся наир Антониу Фернандиш Чали, рыцарь Ордена Христа. Само слово «наир» португальцы использовали для обозначения местных воинов, подобно более позднему британскому «сипай».

В XVIII веке крупнейшим из наирских государств был Траванкор. Его раджа создал в 1704 году армию европейского образца, разгромившую в 1741 году армию голландской Ост-Индской компании под Колачелем. Наирские подразделения Траванкора были союзниками британцев в войнах с Майсуром. Наиры активно вербовались и в армию британской Ост-Индской компании.

Наирские солдаты Траванкора, XIX век
Наирские солдаты Траванкора, XIX век

Но после ряда восстаний в 1836 году наиров убрали из частей компании. Британские власти массово разоружали воинов, заставляя их заниматься земледелием. Наирские части остались только в туземных княжествах Траванкор и Кочин. Они приняли участие во Второй мировой войне.

После получения Индией независимости Траванкор и Кочин стали частью новой страны, а их войска вошли в состав Мадрасского полка. 1-й траванкорский батальон, ставший 9-м батальоном Мадрасского полка, является старейшим пехотным подразделением современной индийской армии, ведя свою историю с 1704 года. Наиров немало и среди офицеров. Один из них, генерал-лейтенант Кунхираман Палат Кандета, командовавший индийскими войсками на Западном фронте войны 1971 года, так представился журналистам: «Я — наир из Кералы, я — кшатрий».

Церемония получения боевого знамени 9-м батальоном Мадрасского полка, 1956 год
Церемония получения боевого знамени 9-м батальоном Мадрасского полка, 1956 год

Мадрасские сапёры

Хотя британцы и не ценили южноиндийцев как воинов, на протяжении всего времени существования британской Индийской армии ни одна из её многочисленных кампаний не обходилась без одного укомплектованного исключительно «невысокими, но крепкими и жилистыми мужчинами Южной Индии» подразделения — Мадрасских сапёров. Даже автор теории «воинских каст» генерал Робертс в 1883 году признавал: «Всякий раз, когда Индийская армия отправляется на поле боя, Собственные Её Величества мадрасские сапёры и минёры будут её частью».

Две роты Мадрасских пионеров, созданные 30 сентября 1780 года, стали прародителями всего инженерного корпуса индийской армии. Так как основной их задачей было копать «сапы» или «траншеи», чтобы доставить пушки ближе к вражеским укреплениям, и делать «мины», чтобы взрывать стены вражеских крепостей, в 1831 году они получили имя «Мадрасские сапёры и минёры». В 1803 году их увеличили до 16 рот, сведённых в два батальона.

Мадрасские сапёры и минёры. Раскрашенная фотография 1857 года
Мадрасские сапёры и минёры. Раскрашенная фотография 1857 года

Они участвовали во всех индийских войнах, а в 1801 году стали первой индийской частью, посланной за пределы Индии — на помощь британскому корпусу в Египте. Они воевали в Опиумных войнах, Бирме, Афганистане, Египте, Судане и сохранили верность Империи во время Мятежа 1857 года.

В 1875 году заслуженное подразделение получило почётное имя «Собственных Её Величества». Полковой центр части располагался с 1865 года в Бангалоре. Именно там служивший офицером мадрасских сапёров капитан Макклинток в 1912 году изобрёл средство для проделывания проходов в проволочных заграждениях, получившее имя «бангалорской торпеды».

В Первой мировой войне мадрасские сапёры действовали на Западном фронте, в Палестине и Месопотамии. Во время Второй мировой численность мадрасских сапёров была доведена до 31 тысячи. Они служили в 101-й роте на полях сражений в Европе, Африке, на Ближнем и Дальнем Востоке.

Мадрасские сапёры во время Бирманской кампании, 1945 год
Мадрасские сапёры во время Бирманской кампании, 1945 год

Субедар Субраманьян, 24 апреля 1944 года закрывший своим телом мину на Итальянском фронте, был посмертно награждён Крестом Георга. Он стал первым (из всего двух) индийцев, награждённых этим аналогом Креста Виктории, вручаемым за подвиги, не связанные с непосредственным боевым контактом с противником.

Как и в Мадрасском полку, в Мадрасских сапёрах служили вместе представители разных религий и каст. Когда британский офицер спросил одного из сапёров, из какой тот касты, то получил гордый ответ: «Из касты сапёров, сэр!»

В армии независимой Индии Мадрасская инженерная группа, неофициально по-прежнему именуемая «мадрасскими сапёрами», остаётся крупнейшей и важнейшей частью инженерного корпуса. Она участвовала во всех войнах, в 1948 году прокладывала дорогу через проход Зоджи-Ла, а в 1971 году наводила переправы через реки Восточного Пакистана.

Мадрасские сапёры открывают дорогу через Зоджи-Ла, 1949 год
Мадрасские сапёры открывают дорогу через Зоджи-Ла, 1949 год

Мадрасские сапёры, которых прозвали «тамби», что на тамильском означает «младший брат», хорошо известны по отличительному головному убору. Их девиз «Сарватра» в переводе с санскрита означает «Везде!»

Рассказы о других подразделениях армии Индии, укомплектованных по этническому принципу:

Кто такие гуркхи
Сикхи: на службе империи и республики
Догры, кумаоны, гархвалы…
Раджпуты, маратхи, джаты…

Литература:

  1. Jitendra, K. The Black Pom-Poms: History of the Madras Regiment, 1941–1983 / Kumar Jitendra. — Coonor, 1986.
  2. Ramachandran, D. P. Empire's First Soldiers / D. P. Ramachandran. — Lancer Publishers, 2008.
  3. Gautam, Sh. Valour and Sacrifice: Famous Regiments of the Indian Army / Sharma Gautam. — Allied Publishers, 1990.
  4. Wilkinson, S. I. Army and nation: the military and Indian democracy since independence / Steven I. Wilkinson. — Harvard University Press, 2015.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic