warspot Golden Entry

Category:

Воинственные народы Римской империи: мавры

Алексей Козленко

В древности северо-западная часть Африки была заселена кочевыми народами, говорившими на языках берберской группы. Самыми знаменитыми из них являлись нумидийцы и мавры. Греки и римляне высоко ценили их отчаянную храбрость и набирали из мавров отряды превосходных всадников и пехотинцев.

Мавритания под римской властью

Первым устойчивые отношения с Римом завязал мавританский царь Бокх I. На стороне своего зятя, нумидийского царя Югурты, в 106 году до н.э. он вмешался в войну, которую тот вёл против Рима. Бокх потерпел несколько поражений и в 105 году до н.э. согласился выдать Югурту римлянам. Его сын Богуд (49–38 годы до н.э.) оказал Цезарю серьёзную поддержку в борьбе против нумидийского царя Юбы и в 46 году до н.э. получил за это значительную часть его владений. Богуд сыграл также важную роль в кампании Цезаря против сыновей Помпея в Испании в 45 году до н.э., когда предпринятая им атака на лагерь помпеянцев послужила переломным моментом сражения при Мунде.

Мавритания в начале императорской эпохи
Мавритания в начале императорской эпохи

Воинственные народы Римской империи: треверы
Воинственные народы Римской империи: батавы
Воинственные мавры: взгляд со стороны

После смерти Цезаря Богуд поддерживал Марка Антония против Октавиана и в 38 году до н.э. потерял своё царство, которое захватил его брат Бокх II. Когда в 33 году до н.э. династия мавританских царей прервалась, Август передал власть нумидийскому царевичу Юбе II. Его сына Птолемея в 40 году н.э. по ложному навету казнил Калигула, а царство оккупировали римляне.

Мавритания оказалась разделена на две провинции: Тингитанскую (западную) и Цезарейскую (восточную). Обе они находились под управлением императорских прокураторов. На территории провинций римляне возводили города и прокладывали дороги. Под их властью некоторые кочевые племена перешли к занятию земледелием и оседлому образу жизни, однако население отдалённых областей сохраняло традиционный пастушеский уклад. Время от времени они предпринимали грабительские набеги на земледельческие области и поддерживали антиримские восстания.

Публий Корнелий Долабелла в 24 году разбил вождя мавров Такфарината, Светоний Паулин в 40 году — Эдемона, его преемник Гней Гозидий Гета — Салаба. Для обеспечения безопасности провинций римляне держали на их территориях гарнизон, насчитывавший пять кавалерийских ал и 19 пехотных когорт — всего около 15 тысяч человек. Из числа союзных племён набирались значительные вспомогательные контингенты, использовавшиеся как в провинциях, так и за их пределами.

Структура мавританского общества

Античные авторы Полибий, Диодор, Страбон и Плиний Старший сообщают о «племенах» (nations или populares), на которые делились мавры. Приводимые ими названия иногда соотносятся с именами, встречающимися в надписях, что позволяет установить около 450 этнонимов. Вместе с тем следует помнить, что в сравнении с галльскими или германскими племенами, имевшими выраженную политическую структуру и занимавшими чётко очерченную территорию, мавританские племена являются гораздо менее устойчивыми образованиями. Знаменитые насамоны или фраксиненцы, с которыми римлянам пришлось вести упорные войны во II–III веках, и которые по этой причине попадали в фокус внимания римских источников, являлись скорее военными коалициями, нежели племенами в собственном смысле слова. Дефицит солидарности приводил к тому, что после первых же поражений эти образования распадались на более мелкие группы.

Стела из Тазрута, II–III века н.э.
Стела из Тазрута, II–III века н.э.

Пространная надпись на бронзовой таблице из Банасы — Tabula Banasitana, которая датируется примерно 177 годом н.э., — проливает свет на внутреннюю структуру мавританского общества. Её основой являлся род (gens Zegrenses в Банаситанской таблице) — объединение более мелких семейных групп (familia). В состав фамилий входили ещё более дробные домохозяйства (domus), состоявшие уже из отдельных семей. Такая же троичная структура (domus familia gens) фиксируется и в других надписях. В её основе лежат связи, построенные на общности происхождения и реальном или постулируемом кровном родстве.

Тексты более позднего времени и этнографические описания жизни и быта берберских кочевников пустыни позволяют предположить, что система, построенная на родстве, всё же оставляла индивиду возможность перейти из одной группы в другую.

«Человек, принадлежащий к одному племени, — пишет арабский историк ибн Халдун, — мог войти в состав другого, если у него есть на то желание, присоединившись к нему по усыновлению или поступив под покровительство (…). Приняв затем общую фамилию, он считается членом племени (…). Пользуясь преимуществами родства, он, можно сказать, является сородичем своих покровителей. Независимо от того, в каком племени человек рождается, он действительно принадлежит только тому, чью судьбу он разделяет, законы которого он согласен соблюдать».
Мозаика, изображающая закованных в цепи мавританских пленников, начало I века н.э. Музей Типасы, Алжир
Мозаика, изображающая закованных в цепи мавританских пленников, начало I века н.э. Музей Типасы, Алжир

Знать и вожди

Некоторые семьи пользовались особым влиянием в составе рода. Римские авторы их именуют «знатью» (optimates). В надписях римского времени представители знатных семей зачастую носят римские почётные титулы. Например, Матун, сын Массирана, именует себя «принцепсом семьи Медид» (princeps familiae Medid). По надписям второй половины II и III века известен ряд принцепсов рода бакуатов, а Юлий Матиф и его сын Юлий Наффуси в надписи 280 года именуются царями бакуатов (regis g[entis] Baq[uatium]). Вождя юбаленцев Нубеля, отца знаменитого мятежника Фирма, историк Аммиан Марцеллин титулует «царём мавров» (regulus per nationes Mauricas).

Различие между значением отдельных титулов не вполне ясно. Вероятно, царский титул был высшей привилегией, которая жаловалась наиболее преданным и лояльным вождям с личной санкции императора. Вместе с тем Аврелий Августин в 419 году определённо противопоставляет «царей» воинственных варваров, проживающих за пределами границ империи и исповедующих язычество, «префектам» замирённых народов, поселённых римлянами внутри её провинций.

Изображение утраченной ныне стелы I века н.э. с изображением всадника и надписью VERGI EN NER/DOCEN, princeps, / v(ixit) из Туджа, Каибилия
Изображение утраченной ныне стелы I века н.э. с изображением всадника и надписью VERGI EN NER/DOCEN, princeps, / v(ixit) из Туджа, Каибилия

Ради поддержания мира в провинциях римская администрация щедро наделяла своих союзников титулами, денежными презентами, дарила им расшитую одежду из тонкой ткани, дорогое оружие и украшения. Эти подарки сами по себе способствовали росту престижа получавшего их вождя и укрепляли его власть над соплеменниками. В результате интересы римлян и знати варваров совпадали. О продолжительности этих связей свидетельствует любопытный рассказ Прокопия Кесарийского, писавшего о реставрации римской власти в Африке после разгрома Велизарием вандальского королевства в 533 году:

«Те, кто правили маврусиями в Мавритании, Нумидии и Бизакии, отправив послов к Велизарию, объявили себя подданными василевса и дали обещание сражаться в союзе с ним. Некоторые из них предлагали ему в качестве заложников своих детей и просили прислать им по древнему обычаю знаки их власти. Ведь у маврусиев был закон, что никто не имеет права властвовать над ними, прежде чем василевс римлян не пришлёт ему, пусть даже будет он врагом римлянам, знаки его власти. Получая их от вандалов, они не считали, что власть их имеет прочное основание. Атрибуты эти были таковы: серебряный с позолотой жезл и серебряный головной убор, покрывающий не всю голову, но, как венок, отовсюду поддерживаемый серебряными пластинками; белый плащ, застегивающийся золотой пряжкой на правом плече наподобие фессалийской хламиды, белый хитон с вышивкой и золочёная обувь. Велизарий всё это им послал и каждого одарил большими деньгами».
Всадник на стеле из Абизара, I век до н.э.
Всадник на стеле из Абизара, I век до н.э.

Союзники на римской военной службе

Одной из тех областей, где завязывались прочные связи и долговременные отношения между римской администрацией и знатью варваров, являлась военная служба. В соответствии с условиями союзного договора (foedus), который Рим обычно заключал с покорёнными народами, последние обязывались предоставлять римлянам своих воинов для участия в военных походах. Например, Аммиан Марцеллин упоминает о заключённом в 375 году договоре между римским военачальником Феодосием Старшим и Игмазеном, вождём племени иезалензиев, который обещал не поддерживать более мятежника Фирма и обязывался снабдить римского военачальника провиантом и предоставить ему воинов.

Мавританский всадник. Реконструкция П. Коннолли на основе рельефа Колонны Траяна
Мавританский всадник. Реконструкция П. Коннолли на основе рельефа Колонны Траяна

Многие из мавританских вождей имели за плечами опыт римской военной службы, а затем посылали в римскую армию своих сыновей для приобретения необходимого военного опыта и обзаведения соответствующими связями в среде провинциальной администрации. Одним из наиболее известных мавританских союзников на римской военной службе был Луcий Квиет. Его отец отличился при подавлении восстания Эдемона. Сам Лусий Квиет уже в правление Домициана командовал алой из числа своих соотечественников. Особенно он отличился при Траяне во время Дакийской и Парфянской войн.

«Лусий Квиет, — пишет о нём римский историк Кассий Дион, — был мавром и как предводитель мавританских племён командовал отрядом конницы, но в то время, осуждённый за негодное поведение, он был уволен со службы и подвергнут бесчестию. Однако позже, когда началась война с даками и Траяну понадобилась военная помощь мавров, он по собственному почину явился к нему и отличился великими подвигами. Удостоенный за это почестей, он совершил множество ещё более выдающихся деяний во время второй войны и в конечном итоге благодаря своей доблести и удаче на этой войне достиг столь высокого положения, что был удостоен преторского ранга, стал консулом и управлял Палестиной».

Кассий Дион особо обращает внимание на то, что Лусий Квиет действовал совершенно самостоятельно и по собственной инициативе. Отряд всадников, набранный им из своих соотечественников, не являлся штатной единицей римской армии и после смерти командира, убитого по тайному приказу Адриана, был распущен.

Мавританская кавалерия Лусия Квиета на рельефах Колонны Траяна в Риме
Мавританская кавалерия Лусия Квиета на рельефах Колонны Траяна в Риме

Отборная кавалерия

Подвиги Лусия Квиета упрочили высокую военную репутацию мавров. Во II–III веках их отряды всё чаще начинают встречаться в составе римских походных армий. Лукиан из Самосаты упоминает о маврах, служивших на Востоке во время Парфянской кампании 162–165 годов. Он также смеётся над дикими слухами, ходившими в это время в Антиохии об одержанных над парфянами победах и о том, что «Третий легион, галаты и отряд мавров во главе с Кассием уже перешли реку Инд». Отряд мавританских всадников как обычная часть императорской походной армии отражён в «Описании лагеря» Гигина. В 193 году мавританские метатели дротиков вошли в состав войск Песценния Нигра, а в 216 году сопровождали императора Каракаллу в походе против парфян. В 218 году мавританская кавалерия находилась на обоих флангах римской армии, сражавшейся с парфянами в битве при Нисибисе. В 232 году Александр Север набрал множество мавританских всадников для войны против персов, а в 235 году привёл их с собой в Германию.

«Александр, — пишет римский историк Геродиан, — ведя с собой множество мавров и большое число осроенских лучников, а также парфян из числа перебежчиков или согласившихся следовать за ним за деньги, готовил их, чтобы выставить против германцев. Для последних наиболее опасно именно такое войско, так как мавры способны издали метать копья и проворно атакуют и отступают, лучники же легко и метко с большого расстояния пускают стрелы в обнажённые головы и крупные их тела».
Мавританский всадник. Рельеф их Хемту, I век н.э.
Мавританский всадник. Рельеф их Хемту, I век н.э.

После смерти Александра Севера мавританские всадники присягнули его преемнику Максимину Фракийцу, которому верно служили в Германии и Паннонии. Мавританская кавалерия упоминается в 247 году в составе войск Филиппа Араба, сражавшегося против карпов, а в 258 году Галлиен с её помощью победил узурпатора Ингенуя. В 272 году мавры под командованием Аврелиана сражались на Востоке против пальмирцев. Между правлением Диоклетиана до эпохи Константина мавританские всадники являлись частью отборных войск императорского эскорта, а также входили в состав провинциальных походных армий. Наконец, Notitia Dignitatum перечисляет два отряда equites Mauri в составе западной походной армии. Почти наверняка оба эти отряда в 383 году входили в состав армии Грациана и от него перешли к узурпатору Магну Максиму, став наиболее преданными его телохранителями.

Литература:

  1. Speidel, M.P. Ethnic units in the Roman Roman imperial army / M.P. Speidel // Aufstieg und Niedergang der römischen Welt. — Bd. II.3. — 1975. — P. 202–233.
  2. Chadburn, C. Les armées berbères / C. Chadburn // Histoire Antique & Médiévale. — 2013. — № 70. — Р. 34–39.
  3. Chadburn, C. L’apparence des guerriers / C. Chadburn // Histoire Antique & Médiévale. — 2013. — № 70. — Р. 26–33.
  4. Mattingly, D.J. Tripolitania / D.J. Mattingly. — Oxford: Routledge, 1995.
  5. Modéran, Y. Les Maures et l’Afrique romaine (IVe–VIIe siècle) / Y. Modéran. — Rome: Publications de l’École française de Rome, 2013.
  6. Rea, J. Troops for Mauretania / J. Rea // Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik 1977. — Bd. 26. — S. 223–227.

Воинственные народы Римской империи: треверы
Воинственные народы Римской империи: батавы
Воинственные мавры: взгляд со стороны

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic