Category:

Карьера римского солдата

Алексей Козленко

В эпоху своего расцвета, между I и III веками н.э., Римская империя имела профессиональную армию. Солдаты служили в ней на протяжении 25 лет и получали жалование. Армейская структура имела сложный характер и включала десятки позиций, различавшихся характером обязанностей и объёмом выплат. Передвигаясь от одной позиции к другой, рядовой солдат имел шанс сделать успешную карьеру и выбиться в люди.

Стела Северия Акцепта, солдата VIII Августа легиона. Конец III века. н.э. Археологический музей, Стамбул
Стела Северия Акцепта, солдата VIII Августа легиона. Конец III века. н.э. Археологический музей, Стамбул

Военная карьера

Карьера римского центуриона
Карьера римского офицера

Структура римской армии эпохи империи отражала сословный характер современного ей общества с его неравным распределением прав, доходов, привилегий и обязанностей. Высшие командные должности доставались представителям сенаторской знати, на среднем уровне преобладала муниципальная аристократия, а внизу преимущественно находились выходцы из простонародья и провинциалы. Для последних военная служба являлась одной из очень немногих реально существовавших возможностей изменить своё положение, сделав удачную карьеру.

Перемещение вверх по социальной лестнице для представителей простонародья было чрезвычайно ограничено по сравнению с современным обществом, и три четверти ветеранов уходили в отставку с рядовых должностей. Чтобы добиться звания сержанта, или, по римской терминологии, стать принципалом, потенциальный претендент должен был обладать рядом профессиональных качеств, иметь средства и связи наверху. Должность центуриона для начинавших службу рядовых солдат была пределом их мечтаний. Подняться ещё выше было почти невозможно. Конечно, существовали исключения из правила, но это были единичные случаи.

Солдатская карьера начала формироваться по мере профессионализации римской армии в эпоху Ранней империи, когда в военной среде возникла система рангов и со временем установилась дифференцированная шкала заработной платы. Наряду с рядовыми солдатами, получавшими одинарное жалование, появились те, кто получал полуторное, двойное и даже тройное — в зависимости от занимаемых рангов. Примерно тогда же появились основные должности, соответствующие каждому рангу, между ними выработалось устойчивое соотношение и определённая последовательность прохождения, а также установились сроки их занятия.

Наконец, возникло и получило дальнейшее развитие разделение карьер между преторианской гвардией, легионами и ауксилиями — вспомогательными подразделениями. Это различие относилось не только к скорости служебного роста, но и к дальности карьерных перемещений и возможности повышения до должности центуриона, которых у выходцев из гвардии было гораздо больше, чем у солдат, служивших в легионах. Этот процесс занял примерно полторы сотни лет. В завершённом виде военная карьера сложилась в период зрелой Империи в конце II – начале III века н.э.

Иммуны

Рассказывая о римской армии середины II века до н.э., Полибий упоминал о том, что каждый центурион выбирал в своей центурии троих солдат для исполнения обязанностей помощника-опциона (optio), знаменосца-сигнифера (signifer) и тессерария (tesserarius). Опцион был заместителем центуриона и выполнял обязанности командира в его отсутствие. При боевом построении центурии он занимал позицию в последнем ряду на левом фланге отряда, чтобы отсюда следить за порядком. Сигнифер носил в бою знамя центурии. В обязанности тессерария входило получение от своего коллеги из соседней центурии запечатанной таблички с паролем и проверка ночных постов.

Опционами, сигниферами и тессерариями становились рядовые воины. Строго говоря, это были не воинские звания, а должности. Когда Цезарь сообщал, что он в наказание отстранил некоторых сигниферов от их обязанностей, это означало именно отстранение от должности, а не лишение звания. О каких-либо привилегиях, связанных с занятием той или иной должности, ничего не известно. Единственным поощрением было освобождение от дневных нарядов (munera), обязательных для других воинов.

Фаюмский портрет, изображающий римского солдата или моряка из Египта. Начало II века н.э.
Фаюмский портрет, изображающий римского солдата или моряка из Египта. Начало II века н.э.

С превращением легиона в кадровую военную часть в его составе постепенно формируется класс технических «специалистов», в мирное время выполнявших различные работы по лагерю. Римский автор Таррутен Паттерн, занимавший в правление Коммода (180–192) должность преторианского префекта, оставил список таких обязанностей:

«Весовщики (mensores), опцион лазарета, лекари (medici), санитары (capsarii), специалисты по проведению водоотводных канав, ветеринары, строители (architectus), кормчие (gubernatores), судостроители (naupegi), изготовители баллист, те, кто изготавливает наконечники копий и стрел, ремесленники, изготовители стрел, медники, изготовители нащёчников и забрал, изготовители повозок, изготовители мечей, кровельщики, колодезные мастера, изготовители труб, изготовители горнов, изготовители луков, изготовители свинцовых шаров, кузнецы, каменотёсы, те, кто обжигает известь, дровосеки, те, кто заготовляет древесный уголь. К ним обычно причисляют также палачей (lani), мясников (victimarii), охотников (venatores), опциона оружейной мастерской и тех, кто ухаживает за больными, также писарей (librarii), способных обучать грамоте, счетоводов при складах, счетоводов воинских вкладов и тех, кто составляет списки выморочного имущества, поступающего в казну, и помощников (adiutores) корникулариев и страторов (stratores) и пастухов (polliones) и хранителей оружия (custodes armorum), и глашатая (praeco), и трубача (bucinator). Таким образом, все они принадлежат к иммунам».

Этот список, надо сказать, далеко не полный. У Вегеция перечисляются ещё кампигены, то есть передовые, разметчики (metatores), которые, идя впереди, выбирали место для лагеря, трубачи и другие. Надписи содержат десятки наименований. В большинстве своём вышеперечисленные обязанности не требовали специальной квалификации, и для их выполнения командировали рядовых солдат, которых ради этого освобождали от обычных нарядов.

Приобретение такого специального «освобождения» (immunitas) рассматривалось командованием как форма поощрения благонадёжных и расторопных солдат. Хотя в техническом смысле это ещё не было повышением по службе, ведь иммуны (immunes) оставались рядовыми солдатами и, выполнив задание, возвращались в строй сослуживцев. Однако переход в категорию «освобождённых» солдат становился первым шагом в солдатской карьере, сулившим хорошие перспективы. Согласно подсчётам современных историков, на римский легион приходилось примерно 620 иммунов.

Штамп с надписью EX(ERCITUS) GER(MANIAE) INF(ERIORIS), который ставили на кирпичи, изготавливавшиеся в военных мастерских, так называемых фабриках. В качестве работников здесь были заняты рядовые солдаты. Многие тысячи находок свидетельствуют о широком распространении военного производства
Штамп с надписью EX(ERCITUS) GER(MANIAE) INF(ERIORIS), который ставили на кирпичи, изготавливавшиеся в военных мастерских, так называемых фабриках. В качестве работников здесь были заняты рядовые солдаты. Многие тысячи находок свидетельствуют о широком распространении военного производства

Принципалы

Помимо работ в технических службах легиона, уже в I веке н.э. грамотных и толковых солдат стали привлекать для бумажной работы при штабе командующего или канцелярии (officium) наместника провинции. Таких солдат называли бенефициариями (beneficiarii), поскольку их назначение рассматривалось как благодеяние, милость (beneficia) начальства. Технически бенефициарии на тот момент не выделялись из массы рядовых солдат ни своим рангом, ни доходом, не превышавшим жалования остальных солдат. Единственной формой их поощрения, как и в случае с иммунами, было освобождение от обычных нарядов, которое рассматривалось как привилегия. Хорошо известно письмо Гая Юлия Аполлинария, написанное им в 108 году, в котором он рассказывал домашним о своём назначении на пост либрария (librarius), то есть писаря III Киренаикского легиона, и с радостью констатировал:

«Я благодарю Сераписа и добрую Фортуну за то, что пока другие усердно трудятся и целый день обтёсывают в карьере камни, я теперь, являясь принципалом, стою поблизости и ничего не делаю».

Термин принципал (principalis), которым Юлий Аполлинарий обозначил свою должность, изначально относился к неформальной лексике военной среды. Дословно он означает «первый» или «главный». Возможно, первоначально так себя называли младшие командиры и канцелярские работники, чтобы подчеркнуть своё отличие от других категорий иммунов и рядовых воинов. Однако уже в конце I века н.э. сам термин и стоящая за ним категория лиц приобрели официальный статус, что нашло выражение и в документах.

Стела Оклация, сигнифера из алы африканцев из Нойса
Стела Оклация, сигнифера из алы африканцев из Нойса

Император Адриан (117–137) существенно повысил принципалам жалование и улучшил условия их службы. Он также создал для принципалов более благоприятные карьерные перспективы, учредив много новых должностей и разработав определённую последовательность их прохождения. Венцом карьеры принципала стало получение должности центуриона, что могло произойти после 13–20 лет службы. Септимий Север (193–211) ещё более увеличил жалование принципалам и стал более охотно, чем его предшественники, производить их в центурионы, а затем продвигать их ещё дальше, так что офицерский корпус римской армии стал быстро пополняться выслужившимися солдатами.

На римский легион приходилось примерно 480 принципалов, то есть к этой категории относился примерно каждый десятый солдат. Если к этой цифре прибавить ещё иммунов, то уже каждый пятый солдат легиона оказывался на особом положении. Высокое жалование и хорошие карьерные перспективы обеспечивали принципалам немалый вес в рядовой солдатской среде. Со времени Севера принципалы пользовались правом налагать штрафы и взыскания на солдат и тем самым могли в зародыше подавить любой бунт или недовольство. В качестве признания их особого статуса принципалы получили право учреждать свои профессиональные коллегии. Со временем принципалы превратились в разряд младших командиров, приблизительный аналог сегодняшних старшин и сержантов.

Сцена мятежа в римской армии. Реконструкция З. Грбашича
Сцена мятежа в римской армии. Реконструкция З. Грбашича

Карьерная структура

Ключом, открывавшим дорогу к почестям, являлись доблесть и отвага на поле боя. Иосиф Флавий рассказывал, как в ходе штурма Иерусалима римские воины состязались друг с другом в храбрости, «и каждый надеялся, что этот день станет началом его повышения, если он будет храбро сражаться». Военачальник, в свою очередь, сулил повышения и почести тем, кому удастся первым взойти на стену города.

Эпитафия Тиберия Клавдия Максима, обнаруженная в 1965 году в Филиппах, излагает его послужной список, включавший службу сначала пехотинцем, а затем всадником в VII Клавдиевом легионе. Легат легиона зачислил его в состав своего эскорта, после чего Клавдий Максим перевёлся во II Паннонскую алу сперва на должность разведчика (explorator), а затем декуриона (decurio) той же алы. За участие в Дакийских войнах он неоднократно получал награды от императоров Домициана (81–96) и Траяна (98–117). Последнее повышение в должности стало наградой за то, что Клавдий Максим захватил царя Децебала и поднёс его голову Траяну. Эту сцену он приказал изобразить на своём надгробном памятнике. Хотя Клавдий Максим получал награды также за Парфянскую войну и прослужил в армии сверх установленного срока, выше должности декуриона он так и не поднялся.

Надгробие Тиберия Клавдия Максима с эпитафией, описывающей его биографию и карьеру
Надгробие Тиберия Клавдия Максима с эпитафией, описывающей его биографию и карьеру

Биография Клавдия Максима служит примером удачной карьеры рядового солдата, сумевшего личной храбростью выслужиться в принципалы. Благодаря эпитафиям и посвящениям в нашем распоряжении имеются десятки примеров военных карьер I–III веков, которые сложно свести к единому знаменателю. Общей чертой является чередование занимаемых постов, число которых может колебаться от четырёх до десяти и даже более. В начале этого периода храбрый солдат мог надеяться на внеочередное производство в должность знаменосца или опциона в центурии. Во II–III веках правилом становятся более длительные и сложные карьеры.

После трёх лет службы рядовой солдат мог перевестись в число всадников легиона, затем получить должность разведчика и стать фрументарием или вернуться назад в легион в качестве опциона или претендовать на должность бенефициария в канцелярии легиона или наместника провинции. По времени каждый из этих карьерных этапов занимал три или четыре года. При этом количество претендентов на более высокую должность превышало количество вакансий, и карьерное продвижение могло застопориться на любой ступени. Как правило, выслужившиеся с самого низа (ex caliga) солдаты подходили к получению должности центуриона в возрасте 45–50 лет, часто при выходе в отставку и поступлении на сверхсрочную службу. Выходцы из преторианской гвардии, чья служба продолжалась меньше, а возможностей быстрого продвижения было больше, пользовались преимуществом перед легионерами.

Римские солдатские надгробные стелы из лапидария Археологического музея в Майнце
Римские солдатские надгробные стелы из лапидария Археологического музея в Майнце

Получение повышения

Решение о повышении того или иного претендента принималось на самом высоком уровне римской армии по представлению трибунов легиона. На войне, как отмечалось выше, продвижение по службе являлось наградой за проявленную храбрость. В мирное время оно зависело от иных обстоятельств, в том числе от расположения начальства, личных связей и покровительства. Получить младшую должность писаря (librarius), по-видимому, мог любой солдат, который был обучен грамоте, умел хорошо считать или обладал красивым почерком. Юлий Аполлинарий в письме домашним следующим образом рассказывал об обстоятельствах своего повышения:

«…я попросил Клавдия Севера, консуляра, сделать меня писарем в его канцелярии, на что он ответил: «Сейчас нет подходящей вакансии, однако я дам тебе должность писаря легиона с надеждами на последующее продвижение». С этим назначением я пошёл от консуляра к корникуларию легиона».

По-видимому, возможность юноши, только-только вступившего в армию, обратиться с ходатайством о служебном продвижении напрямую к наместнику провинции была обусловлена покровительством друга семьи, богатого торговца пряностями. У большинства претендентов такой возможности, разумеется, не было. В другом дошедшем до нас солдатском письме на папирусе флотский солдат Клавдий Теренциан писал отцу о своём желании добиться перевода в когорту и замечал, что без денег ничего невозможно добиться и что даже рекомендательные письма не будут иметь значения без непосредственной протекции.

Папирус с письмом Гая Юлия Аполлинария (P.Mich. 3 203)
Папирус с письмом Гая Юлия Аполлинария (P.Mich. 3 203)

В источниках нередко фиксируется продажа должностей за взятки. Это явление приобретало широкое распространение при «плохих» императорах, а дельные правители, напротив, стремились пресечь или, по крайней мере, ограничить это зло. Император Юлиан в одной из своих речей обещал солдатам не допускать, чтобы почести доставались по тайным проискам и какой-либо иной рекомендации, кроме собственных заслуг. Частое повторение этих обещаний в источниках говорит о том, что искоренить практику торговли должностями было крайне нелегко.

До нашего времени сохранился любопытный документ — письмо, написанное 2 февраля 345 года отставным ветераном Аврелием Пласом префекту алы, в которой служил его сын. В письме он просил командира обеспечить служебное продвижение его сына, обещая не остаться в долгу:

«Если ты придержишь должность для моего сына, как только он получит повышение, я, Плас, добросовестно тебя отблагодарю, клянусь богом»!

Само существование подобного письма показывает, что такого рода сделки носили легальный характер или, как минимум, считались допустимыми.

Литература:

  1. Смышляев, А.Л. Септимий Север и принципалы / А.Л. Смышляев // Вестник МГУ (История). — 1976. — № 6. — С. 86–94.
  2. Смышляев, А.Л. Об эволюции канцелярского персонала Римской империи в III в. н.э. / А.Л. Смышляев // Вестник древней истории. — 1979. — № 3. — C. 60–81.
  3. Махлаюк, А.В. Римские легионы. Самая полная иллюстрированная энциклопедия / А.В. Махлаюк, А.Е. Негин. — М.: Эксмо: Яуза, 2018.
  4. Махлаюк, А.В. Солдаты римской Империи: традиции военной службы и воинская ментальность / А.В. Махлаюк. — СПб. : филол. Ф-т СПбГУ; АКрА, 2006.
  5. Ле Боэк, Я. Римская армия эпохи Ранней Империи / Я. Ле Боэк; пер. с фр. М.Н. Челинцевой. — М.: РОССПЭН, 2001.
  6. Уотсон, Дж. Римский воин / Дж. Уотсон; пер. с англ. — М.: Центрполиграф, 2010.
  7. Парфёнов, В.Н. Император Цезарь Август. Армия. Война. Политика /   В.Н. Парфёнов. — СПб.: Алетейя, 2001.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic